говорит Бернд Штретер (Bernd Straeter), президент и генеральный директор ZLT Zeppelin Luftschifftechnik GmbH & Co KG — известнейшего производителя дирижаблей 

У вашей компании славная история, имя ее основателя гремит по всему миру… Многое ли изменилось за минувшие десятилетия? Храните ли вы верность традициям?
Мы действительно очень гордимся своей историей. Имя графа Цеппелина стало синонимом слова «дирижабль», в какую бы страну вы ни отправились. Девиз нашей компании: «Опыт прошлого помогает нам строить будущее». Он отнюдь не означает, что технологически мы продолжаем жить в том самом славном прошлом, — напротив, наш взор устремлен в будущее, — но мы ни в коем случае не хотим пренебрегать накопленными знаниями, опытом и традициями.

И все же репутация «цеппелинов» неоднозначна. Не создало ли это дополнительных проблем при попытке возрождения вашей былой славы?
Нет. Новой период в истории компании начался в конце 1980-х, когда от британского министерства обороны к нам поступил заказ на несколько наблюдательных дирижаблей, а, кроме того, в сфере туризма, рекламы и развлечений тоже появился спрос на нашу продукцию. Комитет архитектурного наследия немецкого города Фридрихсхафен оказал нам моральную поддержку, а акционеры компании — Zeppelin Group и ZF Group — выделили необходимые средства. Очень порадовало то, что у людей при упоминании названия нашей фирмы не возникало никаких ассоциаций с нацистской Германией. Единственное мрачное событие в истории «цеппелинов», память о котором, к сожалению, продолжает жить, это катастрофа «Гинденбурга», сгоревшего за считанные минуты с большим количеством человеческих жертв.

А что сейчас? Насколько я знаю, вы отказались от строительства классических «цеппелинов», воздушных гигантов 1930-х…
В настоящий момент мы предлагаем сертифицированную модель Zeppelin NT 07. Этот дирижабль предназначен для пассажирских перевозок и берет на борт до 13 человек.
В Zeppelin NT воплощены многие последние достижения инженерной мысли. Во-первых, оболочку изнутри поддерживает жесткая металлическая конструкция. Дело в том, что другие дирижабли по сути представляют собой обычные воздушные шары с гондолой, лишенные какой-либо жесткой внутренней опоры, хотя последняя дает по крайней мере два преимущества. Во-первых, давление воздушных потоков и тяговая сила воздействуют на каркас, а не на гибкую оболочку, что позволяет лучше контролировать машину даже при падении давления в капсуле. Во-вторых, двигательную установку можно удалить от гондолы — в результате пассажиры практически не слышат шум работающего мотора и не ощущают тряски.
Еще одно достоинство Zeppelin NT — винт с изменяемой геометрией оси вращения: он поворачивается на шарнирах под разными углами, отчего дирижабль начинает напоминать в управлении вертолет. Это очень большой плюс. Во-первых, в отличие от аэростатов и воздушных шаров полет и посадка осуществляются без помощи людей на земле. Во-вторых, существенно улучшаются летные характеристики машины. Если воздушный шар не способен совершить посадку при скорости ветра более 20 узлов, то Zeppelin NT можно свободно пилотировать при ветрах до 35 узлов.
Благодаря оригинальной конструкции винта и внутреннему каркасу Zeppelin NT отличается высокой маневренностью и экономичностью по сравнению с другими дирижаблями. А в 2008 г. мы планируем представить модель нового класса с увеличенным салоном.

Какое место занимает сейчас ваша продукция на мировом рынке, есть ли у дирижаблей преимущества по сравнению с другими летательными аппаратами?
Дирижабли находят себе применение в самых разных сферах. Конечно, они никогда не смогут конкурировать с самолетами или вертолетами в общепринятом смысле слова. Однако их можно с успехом использовать в индустрии досуга для организации развлекательных полетов, или когда возникает необходимость провести наблюдение, или выполнить любую другую задачу, где требуется надежный летательный аппарат с невысокой скоростью передвижения, не подверженный влиянию воздушных потоков. Кроме того, эксплуатация дирижабля обходится дешевле по сравнению с самолетом или вертолетом, и он наносит меньший вред окружающей среде. Таким образом, продукция нашей компании ориентирована на рынок средств для ведения наблюдения и выполнения задач специального характера, на индустрию развлечений. Начиная с августа 2001 г. более 44 тыс. человек совершили одночасовой полет на дирижабле: обычно развлекательные полеты устраиваются над большими городами или над какими-либо особо живописными местностями.

И что же в результате? Какова доля вашей продукции на мировом рынке воздушных транспортных средств? В каких странах вы работаете особенно активно?
Количество дирижаблей, присутствующих сейчас на рынке, к сожалению, вообще ничтожно: всего 35 гелиевых воздухоплавательных судов во всем мире. Однако из 5–6 производителей и операторов дирижаблей наша компания добилась наибольших успехов. Если говорить о модели Zeppelin NT, две машины сейчас находятся в Центральной Европе, одна отправилась в Японию. По нашим расчетам, в ближайшие несколько лет число дирижаблей в индустрии развлечений должно вырасти: в Европе очень много городов с красивой архитектурой и местечек с чудесными пейзажами, а новый Zeppelin NT 14 идеально подходит для того, чтобы насладиться их видом с высоты птичьего полета.

Просчитывали ли вы возможность выхода на российский рынок?
Мы поддерживаем контакты с рядом российских авиапромышленников, в том числе с производителями дирижаблей. В России дирижабли можно было бы с успехом использовать в рекламе, на различных торжественных мероприятиях, для развлекательных полетов над городами, в органах правопорядка (дорожная инспекция, воздушное наблюдение и т.д.), в нефтегазовой промышленности и энергетике для инспекции трубопроводов и линий электропередач. Маршрут недавно проданного японцам дирижабля лежал через Москву, и у нас было намерение провести демонстрационный показ. К сожалению, из той затеи ничего не вышло… Сейчас у компании Zeppelin Luftschifftechnik достаточно заказов, поэтому наше участие в московских авиасалонах и проникновение на ваш рынок пока откладываются.

Насколько удобен и экономичен Zeppelin NT в эксплуатации, во сколько в среднем обходится один полет одному человеку?
Благодаря применению новых технологий уже через пять минут после посадки дирижабль готов к взлету с новой партией пассажиров. Таким образом, в день дирижабль способен совершить до 11 одночасовых полетов, и даже больше, если летать меньше часа. Мы предлагаем 30-минутные, одно- и двухчасовые полеты по разным направлениям над удивительными по красоте окрестностями озера Констанс, над берегами Рейна и Альпами. В 2005 г. еще до начала сезона в марте мы уже продали девять тысяч билетов: одночасовой полет в будний день стоит €335, в выходной день — €370.

А как насчет безопасности и комфорта на борту дирижаблей? Могут ли они соперничать с бизнес-джетами по этим параметрам?
Компания Deutsche Zeppelin Reederei официально зарегистрирована как коммерческий перевозчик, и поэтому должна соответствовать всем требованиям безопасности, обязательным для рядовой авиакомпании. Следовательно, будь то пассажир бизнес-джета, обычного лайнера или дирижабля — предполетный досмотр обязателен для всех них. Если же говорить о комфорте, за бизнес-джетами нам пока не угнаться. На борту дирижабля, например, нет своей кухни, не предусмотрено питание. Разумеется, если полет продолжается два-три часа, мы подаем пассажирам напитки и легкие холодные закуски. Зато дирижабль — это простор, возможность пройтись по салону, посмотреть в соседние окна, обменяться впечатлениями с другими пассажирами, познакомиться с членами экипажа… Повторюсь, что в конце 2008-го — начале 2009 г. мы рассчитываем выпустить на рынок Zeppelin NT 14 — модификацию Zeppelin NT с гондолой для 19 пасса­жиров.

Попробуем заглянуть еще немного дальше. Каковы перспективы дирижаблей на европейском рынке авиаперевозок?
Пока, увы, в Европе никаких особых перспектив не видно… Да, полиция, силовые ведомства и другие заинтересованные организации используют дирижабли, но о каких-то новых направлениях развития говорить трудно. Очевидно, причина в том, что дирижабли существенно отличаются от более привычных самолетов и вертолетов с точки зрения эксплуатации, подготовки пилотов и необходимой наземной инфраструктуры. Впрочем, в последнее время воздухоплавательные суда снова начинают привлекать к себе все больше и больше внимания.

ЕС активно расширяется на Восток. Может быть, будущее дирижаблей лежит именно там?
В Восточной Европе дирижабли могут найти себе применение в самых разных областях. Минимальное воздействие на окружающую среду, низкие эксплуатационные расходы, надежность и долговечность конструкции, — все это делает детище графа Цеппелина идеальным средством для проведения инспекций трубопроводов и линий электропередач, организации полицейского наблюдения. Кстати, Москва, Санкт-Петербург, побережье Черного моря имеют все необходимые предпосылки для успешного использования дирижаблей в индустрии развлечений. Но в любом случае я не представляю себе массового коммерческого применения воздухоплавательных судов — их число всегда будет ограниченным. Возможно, когда-нибудь дирижабли и станут использоваться для грузовых перевозок или в сфере коммуникаций, но сегодня об этом говорить еще рано.

Не кажется ли вам, что все проблемы от того, что дирижабли несколько старомодны, они не совсем вписываются в жизнь современного динамично развивающегося общества?
Действительно, это большие и, наверное, неповоротливые машины, похожие на китов или даже динозавров, но именно в подобной «китообразности» заключена их величественность, их прелесть. 44 тыс. чел. побывали на борту наших кораблей с августа 2001 г. — таким коммерческим успехом мы во многом обязаны чарующему неуклюжему обаянию дирижаблей. Именно на эти, казалось бы, очевидные недостатки — невысокая скорость, неповоротливость
и т.д.  — следует делать упор в рекламе дирижабля. Один из пассажиров Zeppelin NT так описал свои впечатления от полета: «Только что я понял, что «медленно» и «красиво» иногда бывают синонимами». В сегодняшнем мире бесконечной спешки и суеты полет на дирижабле может открыть человеку глаза на что-то, чего он раньше просто не замечал… и вряд ли когда-нибудь заметил бы.

Есть ли у российских производителей и операторов дирижаблей шансы выйти на общеевропейский рынок?
Производителям нужны заказы и инвестиции. Самой насущной проблемой сейчас является нехватка денег для развития принципиально новых технологий дирижаблестроения. Есть проекты по созданию за короткий срок очень больших кораблей стоимостью всего несколько миллионов евро. Но инвесторы не намерены подвергать риску свои капиталы: пока на рынке не возникнет стабильный спрос, пока государство не заинтересуется возрождением отрасли, что должно выразиться в правительственных заказах, дирижаблестроение не сможет вырасти в полноценную отрасль промышленности. Новым компаниям понадобится поддержка более опытных операторов. Дело в том, что любой оператор тесно связан с производителем, поэтому новичкам придется очень нелегко, если они будут рассчитывать только на собственные силы. Что касается Deutsche Zeppelin Reederei, мы хотим расширяться и активно ищем партнеров.

Западные производители летательных аппаратов проявляют живой интерес к российскому рынку. Какую, по-вашему, нишу они намерены занять?
Российская аэрокосмическая промышленность всегда была известна серьезной научно-исследовательской базой и творческим потенциалом ученых и инженеров. Добавьте к этому низкую стоимость труда в вашей стране. Сам же российский рынок очень перспективен: с уже существующей производственной базой и местными ресурсами ваша авиапромышленность готова для разных форм сотрудничества с западными партнерами. Что касается дирижаблей, то и для них, как я уже отмечал, найдется место на российском рынке. Развитие этого направления в России зависит от наличия госзаказов и притока частных инвестиций.

Ну, и напоследок, наш уже традиционный вопрос. Что вы можете сказать о журнале Jet?
Хотелось бы отметить хорошую и глубокую разработку поднимаемых тем, профессионализм в подборе материала для публикаций. Думаю, ваш журнал достойно дополнит ряд аналогичных западных изданий и окажет неоценимую помощь таким, как я — людям, которые хотели бы лучше разбираться в специфике российского авиационного рынка.