Embraer Legacy 600: Алма-Ата–Москв

Клиенты деловой авиации, как правило, летают на одной-двух моделях, которые чаще всего предлагают операторы. И практически не имеют представления о потребительских качествах других бизнес-джетов. Этим репортажем журнал Jet открывает новую рубрику.
Мы постараемся раскрыть читателю характеры наиболее популярных в мире самолетов и вертолетов деловой авиации. Опишем нюансы, о которых никогда не узнаешь, листая рекламный проспект. Ведь их чувствуешь только в полете. Корреспонденты Jet отправятся на бизнес-джетах в разные точки планеты и расскажут о достоинствах и, возможно, недостатках, конкретных моделей.
Наш первый тест-флайт — на бразильском Embraer Legacy 600 из Алма-Аты в Москву.

Философия комфорта

Самолет был полностью в нашем распоряжении. И с каким сопровождением! На борту кроме репортеров Jet были вице-президент Embraer по продажам в Европе, Африке и на Ближнем Востоке Колин Стивен и директор по продажам в России, СНГ и странах Балтии Николай Головизин. Нам предстоял полет на так называемом «демонстраторе». Три таких самолета — они базируются в Южной Америке, Северной Америке и Европе — Embraer готов отправить по просьбе потенциального покупателя в любую точку мира. Так было и в этот раз: Legacy прилетел на презентацию в столицу Казахстана Астану, затем состоялся показ в Алма-Ате, а потом с корреспондентами Jet на борту самолет взял курс на Москву.
Симпатичная приветливая стюардесса Реджина, уверенные, улыбающиеся пилоты, ну и салон — прохладный, нежно-бежевого цвета, с отделкой и мебелью из полированного дерева, — где нам предстояло провести четыре с половиной часа.
Максимальная дальность полета Legacy составляет шесть тысяч километров. То есть без посадки вполне можно долететь из Москвы не только в Алма-Ату, но даже в Дели.
Первое, что бросается в глаза — это три самостоятельных секции, на которые условно делится салон. Такая маленькая, уютная трехкомнатная квартира. Первые две секции — сидячие, а третья, хвостовая — полноценная спальня, с роскошным диваном-кроватью и, без преувеличения, ночной темнотой, которая создается за считанные минуты: всего-то нужно опустить шторки на иллюминаторы, потянув или, наоборот, оттолкнув от себя изящные металлические овалы, застегнуть на кнопки половинки большой шторы и…
Но, как говорят на Востоке, «Свернем ковер нетерпения и уберем его в сундук ожидания». Не будем забегать вперед, а лучше не спеша пройдемся по всем секциям салона.

Вдали от жен

Первая комната — четырехместный «клуб», или «кабинет», как я сразу назвал ее про себя. Во-первых, потому что здесь состоялось знакомство с вице-президентом Embraer, были заданы формальные вопросы о цели визита в Казахстан, о презентации в Астане, о перспективах развития рынка Средней Азии и т.д. А во-вторых, потому что здесь в расположении кресел воплощено такое фундаментальное понятие деловой западной культуры, как privacy. Словарь переводит это как «уединение», «личная жизнь», но все это не то по одной простой причине: в России такого даже при царе-батюшке не видывали. Не задавать лишних вопросов, не давать мудрых советов, не изливать душу — вот краткое описание понятия privacy, которое дизайнеры Embraer блестяще облекли в форму, а именно, расположили четыре широких «клубных» кресла на некотором расстоянии друг от друга.
Когда личному пространству ничто не угрожает, деловой разговор можно вести непринужденно и уверенно, не отвлекаясь на внешние раздражители. А если при этом не надо всякий раз вертеть головой, чтобы банально смотреть собеседнику в глаза, то получится как раз то, что нужно. У каждого кресла на торце правого подлокотника есть элегантный рычажок, подняв который можно не только смело вращать кресло, но и двигать его в разных направлениях.
Из тонких вертикальных отделений по обе стороны можно достать столик из ласкающего глаз полированного дерева, который уверенно держит увесистый ноутбук. В той же секретной нише, откуда появляется столик, спрятаны розетки питания для ноутбуков и трубки спутниковой связи — при каждом кресле возле иллюминатора. Wi-Fi есть, скорость соединения вполне приличная, и телефон замечательно работает, проверяли сами: задержки голоса не чувствуется, шумов посторонних тоже нет — одним словом, не декорация, а полезный, рабочий инструмент. И еще: за телефоном закреплен собственный абонентский номер, и он принимает входящие. «Даже на высоте 10 км жена не потеряет вас из виду», — печально пошутил вице-президент.

Давайте есть дружно

Опробовав Интернет и телефонную связь, задав несколько неизбежных вопросов о сегодняшнем дне бразильской компании и динамике продаж Legacy и узнав, что жаловаться в целом не на что (через несколько дней Embraer должна была торжественно открывать торги на Нью-Йоркской фондовой бирже, в то время как в один только Казахстан в ближайшее время должно отправиться несколько Legacy в конфигурации Shuttle), мы плавно переместились во вторую секцию, в «столовую».
Пассажиры обсудили бизнес, узнали друг друга поближе, выбрали для себя наиболее интересного собеседника и… проголодались! В «столовой» кресла стоят вплотную, и это не просчет дизайнеров, забывших о незыблемости личной вселенной, а очень тонкий ход. Вкусно поесть вместе, да еще плечом к плечу с человеком в атмосфере уюта и покоя — значит, стать, как минимум, его хорошим знакомым. И дело отнюдь не в ритуале совместного поедания пищи, а в том, что вкусная еда располагает к душевной беседе, к доверию, что, впрочем, неудивительно: кровь на время пищеварения приливает к желудку, мозг отдыхает, и нашими поступками руководит уже не разум, а сердце.
А если серьезно, то во время обеда я действительно незаметно разговорился с подданным Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии г-н Стивеном, который рассказал мне… нет, не о семье и детстве, конечно, а о том, что он пришел в Embraer год назад, что молодцы-бразильцы сделали превосходный джет Legacy, но маркетинг у них до недавнего времени был никудышный, и за год удавалось продать единицы самолетов — то ли дело теперь… А я тем временем вкушал сочный бифштекс, запивая его бразильским национальным напитком Guarana, поразительно похожим на старый добрый лимонад «Буратино». Попутчики же лакомились цыпленком, рыбой или таким же бифштексом, как у меня, плюс салатики. Кухня на Legacy не сказать что скромная — микроволновая печь, духовка, объемный отсек с сухим льдом — но все же повару-виртуозу там особенно негде разгуляться. Но, с другой стороны, духовка… Если постараться, при ее помощи можно сотворить маленькое кулинарное чудо, и уж вовсе не проблема разогреть блюдо, приготовленное в любимом ресторане без ущерба для вкусовых качеств. И, наконец, самое интересное — напитки. Хотите ледяного пива или шампанского? В холодильной камере легко поместится десяток бутылок, причем вместо громоздкой холодильной установки самолет возит запас сухого льда, который при необходимости легко пополнить в любом аэропорту.
«Но какой же это обед без соответствующей музыки?» — возмутитесь вы и будете тысячу раз правы. На Legacy к нашим услугам была развлекательная система с возможностью проигрывания как CD и DVD дисков, так и видеокассет (если у кого еще остались) плюс превосходный звук. В разных концах салона в панели вмонтированы два ЖК-дисплея, где в свободное от просмотра время высвечивается текущая информация о полете и карта с траекторией маршрута. Управлять настройками звука и изображения можно из любого кресла возле иллюминатора, где под рукой находится многофункциональный пульт. Вот только чтобы поменять диск (две «одноместные» деки — для CD и DVD), придется выйти на «кухню» и там произвести все необходимые действия, а переключиться с одной деки на другую можно не покидая кресла.
Кстати, о звуке, или, точнее, шуме от работающих двигателей. Конечно, мы их слышали, но этот гул совершенно не мешал говорить, а вот от музыки удовольствия я не получил — ну, не привык я включать центр у себя дома на предельную громкость. Правда, на пульте есть вход для наушников…

Оставьте меня в покоях

И, наконец, долгожданная сиеста! Сонными, тяжелыми шагами направляюсь в «спальню» — третий отсек салона с диваном и двухместным «клубом». Застегиваем две половинки большой шторы, опускаем мини-шторки на иллюминаторы, гасим мягкое светодиодное освещение, и — приятных сновидений. На краю восприятия маячит гул от двигателей, но, я думаю, это только с непривычки. А потом, в этом ровном гуле есть своя прелесть: слышать укрощенную мощь двигателей — все равно что слышать, как стучит сердце большой умной птицы, несущей тебя в красивую, далекую страну.
Вы уже засыпаете? Потерпите еще немного. Я бы сам не поверил, но диван можно даже не раскладывать — лежишь себе, плечи не свисают, ноги с запасом вытянуты на всю длину. Будь на моем месте мастер спорта по водному поло или профессиональный баскетболист — и он не закричал бы: «Протестую!» Широкоплечего ватерполиста уложили бы спать на разложенный диван, а великана бы отправили почивать в «столовую». Нет, не в проходе! Стол опускаем к полу, отклоняем назад спинки кресел и достаем из багажного отсека большой надувной рельефный (чтобы заполнить «яму» между половинками кровати) матрас — и получаем колоссальных размеров двуспальную кровать. Понятно, мы не стали все это проделывать, а то бы до самой Москвы потом все это обратно упаковывали, но прикинув длину от спинки до спинки, уважительно присвистнули. Те же метаморфозы можно произвести и с «кабинетом» — правда, там получится две кровати, каждая на одну персону.

Посиделки

Поспали пару часиков — и хватит. Пора уединиться в умывальной комнате, она же туалет. То ли из соображений безопасности, то ли из переполнявшего душу дизайнера чувства доверия к ближнему дверь не запирается. Да, на внешней стороне двери есть красно-зеленая индикация «свободно-занято» — пусть это и не замок, но все-таки хоть какая-то защита от внешнего мира в самые интимные моменты.
Сильные стороны туалета на Legacy — это, во-первых, зеркало во весь рост на двери. Во-вторых, относительная свобода движений внутри. Дальше идут слабые места.
Мне показалось, что «сидячее место» как-то уж чересчур утоплено в пол. Будь унитаз еще немного ниже — и я бы оказался на корточках. И это при моих 175 см роста!
Сделал дело — гуляй смело! Но так, чтобы ничего нигде не засорилось. Есть на крышке предупреждающий рисунок: внутрь ничего не бросать! Куда же тогда? Оказалось, внизу смонтирован выдвижной ящик с целлофановым пакетом: выдвигаешь его до определенного предела — и вверх откидывается металлический люк. Совершив захоронение отходов, надо вернуть ящик на место, и то ли я действовал слишком робко, то ли инженеры чего не додумали, но мне пришлось прижимать люк одной рукой, а сам ящик задвигать на место другой. Все там чистенько, ничего не скажу, и все же это было не самое приятное тактильное ощущение в моей жизни.
Осталось помыть руки. Тепленькая водичка, но вот напор!.. Короче, вышел весь забрызганный. Ерунда, по большому счету, особенно когда на вас темный костюм. А если светлые брюки? Конфуз…

Вкус одиночества

Если продолжать сравнение с квартирой, багажный отсек — это самый настоящий подвал. Складываешь туда, относишь то, другое, третье, а оно все куда-то помещается! Для справки: объем багажного отсека — 6,8 м3. Попасть в «подвал» во время полета можно через туалет. Но в принципе все, что может понадобиться во время полета, вы вольны оставить в салоне — есть удобный закуток между «спальней» и «столовой», да и в самой «столовой» есть длинный «комод» с массой выдвижных ящиков, в которые поместится содержимое пары чемоданов.
Да что там комод — сам самолет очень просторный: двигаешься свободно, не «собираешь углы», а главное в полный рост. В ближайшем будущем Embraer планирует дополнительную опцию для людей ростом выше среднего — своеобразный «туннель» в потолке салона.
Мы летели исключительно мужской компанией, и за 4,5 часа полета стюардессу Реджину видели, увы, всего три раза: в начале, во время обеда и уже перед самой Москвой, когда девушка предложила напитки. Все остальное время ее не видели и не слышали. Когда я спросил у попутчиков: «А где, собственно, Реджина? Не в пилотской же кабине?» — я почти попал в точку! На «кухне» и в кабине пилотов есть два маленьких откидных сиденья (jump seats) для стюардесс или/и телохранителей. Там же, на кухне, есть и второй туалет — для экипажа и сопровождающих вас лиц, которые могут помешать важному разговору или отдыху. Важная деталь, если учесть, что на моделях классом ниже такой возможности нет, и пассажир должен отводить как минимум одно полноценное VIP-кресло в салоне для бортпроводницы, охранника или иного «третьего лица».

В гармонии с собой

Под крылом — «Внуково-3». Плавное снижение, ни малейшего намека на заложенные уши, мягкое касание и под занавес — тряска на внуковской ВПП, слегка перебившая приятное душевное «послевкусие» от полета. Это потом пилот мне объяснил, что пробег после касания всегда заставляет пассажиров вернуться на землю — в прямом и переносном смысле.
Посмотрели на Legacy со стороны. Красивый самолет, однозначно выделяется на фоне остальных джетов.
Embraer Legacy выпускается с 2001 года. И уже за это, короткое по меркам бизнес-авиации время, модель стала популярной во всем мире благодаря удачному соотношению цена/качество. По площади салона и комфорту бразильский джет практически не уступает американским и европейским одноклассникам, зато его стоимость существенно ниже.
Может быть, за этой машиной будущее? Может быть, это и есть герой завтрашнего дня — в меру практичный, надежный и вместе с тем комфортабельный джет для тех, кто живет в гармонии с окружающим миром и с самим собой? В любом случае сегодняшние потенциальные клиенты с интересом знакомятся с новичком в деловой авиации. А сам самолет постепенно обретает харизму. Из Москвы экипаж взял курс на Франкфурт. Потом полетит в Дубай, еще через неделю опять в Европу. Визиты расписаны уже на месяц вперед.

Самолет предоставлен на тест компанией Embraer.